Рецензия: Клаудио Наранхо – Характер и невроз

Untitled-2Эннеаграмма – модель, которая, несмотря на свою несомненную объяснительную и инструментальную ценность до сих пор не признана широким академическим сообществом. В отличие от многих других типологий личности, Эннеаграмма берет свое начало не в университетских кулуаров и не в размышлений клиницистов, а в древних духовных и мистических течений. Разумеется, это накладывает свой отпечаток.
Я, как человек, получивший академическое образование, привык опираться на логику и валидность теорий, долгое время относился к Эннеаграмме амбивалентно. Мне сразу удалось определить мой тип, и в этом вопросе я не испытывал сомнений на протяжении всего времени моего знакомства с этой системой.  С другой же стороны, я не мог отделаться от ощущения, что Эннеаграмма, несмотря на свою масштабность и всеохватность психического мира человека, имеет критические “дыры” в концепции, какие-то несогласованности, логические не соответствия. Будучи уже тренером Эннеаграммы, я постоянно проверял ее истинность. Я задавал себе вопрос, является ли мое представление о человеке как о типе Эннеаграмме чистейшей проекцией, которую я слепо навязываю и себе, и ему? Не является ли эннеатип своего рода стигмой, которая, будучи однажды закрепленной, препятствует контакту с людьми, ограничивает мое видение его. Если Эннеаграмма – это работающий инструмент, почему же эксперты часто не сходятся во мнении по поводу типов конкретных людей?


Я задавал себе вопрос, является ли мое представление о человеке как о типе Эннеаграмме чистейшей проекцией, которую я слепо навязываю и себе, и ему?

Частичные ответы на эти вопросы, а так же успокоение и более включенное познание мне принесло очное и заочное знакомство с Клаудио Наранхо – человеком одновременно с двух баррикад: духовной и психологической, человеком, который “психологизировал” Эннеаграмму, введя ее в систему современного психологического знания.
Наранхо стал для меня живой репрезентацией того, как можно применять Эннеаграмму. У меня появилась внутренняя готовность к принятию того, что знание Эннеаграммы строится на допущении, что у ее основателей были интуитивные способности видеть типы других людей, и на основе своей интуиции они брали интервью и создавали описание, которым мы пользуемся сейчас. На семинаре  возникло ценное для меня ощущение – ощущение соприкосновения с традицией.

После поездки к Наранхо я укрепился в своей уверенности в Эннеаграмме и решился на написание дипломной работы на эту тему. Многие амбициозные планы не прошли проверку временем и количеством необходимых усилий, однако одним из следствий углубленного изучения научных истоков Эннеаграммы стало для меня заочное знакомство с Наранхо через его книгу “Характер и Невроз”.

11
Скорее всего, это не та книга, которую нужно и вообще возможно читать без специальной подготовки. Обилие специальной психологической, психоаналитической и философской терминологии требует от читателя определенной базы и желания регулярно смотреть в словарь и разбираться в хитросплетениях мысли. В книге присутствует обилие ссылок на фрагменты психологических теорий, типологий и описаний, приводятся метафоры и иллюстрации. Тех же, кто готов продраться через словесную стену и довольно сложно структурированные предложения, ждет сюрприз.

 Филигранность формулировок Клаудио и  хирургическая точность в описании типов Эннеаграммы и их глубинных психических механизмов глубоко восхищает. Как будто бы многие предложения прошли проверку и временем, и практикой, и являются своего рода кристаллами чистого знания.

 

На протяжении чтения книги, благо это происходило медленно, меня сопровождали сотни микроинсайтов, многие важные “дыры”, о которых я говорил вначале, постепенно затягивались. У Наранхо Эннеаграмма предстает в совершенно ином обличье, нежели у его последователей, она раскрывается как глубокая система психологического и духовного роста через осознание и принятие страдания, боли, и в конце концов, через достижение освобождения от характера. Еще одно отличие этой книги от других книг – то, что Клаудио описывая типы Эннеаграммы, рассказывает о них иначе, нежели его последователи. Однако, вчитавшись, удается заметить, что это как будто бы взгляд с другой перспективы, которая, в сумме с теми знаниями, которые даются на тренинге, создает многомерность понимания этой модели, ее внутренней красоты и совершенства. Следует отметить, что существующий перевод книги оставляет желать лучшего. Сохранение английского синтаксиса, путаница с терминологией и другие малоприятные артефакты усложняют и без того непростое чтение. Однако, несмотря на это, филигранность формулировок Клаудио и хирургическая точность в описании типов Эннеаграммы и их глубинных психических механизмов глубоко восхищает. Как будто бы многие предложения прошли проверку и временем, и практикой, и являются своего рода кристаллами чистого знания.
ennea
В книге нет описания переходов в стрессе и в комфорте, нет описания добродетелей и сущности типов, уровней развития, которые были придуманы позже Доном Рисо. Недостаточно, на мой взгляд, и практических рекомендацией по работе с этим знанием, хотя, конечно, знание “врага” лицо добавляет ресурсов с ним справится.
Книга ставит вопросы, и дает направления поиска. Например, ассоциировав Пятый тип с шизофреническим расстройством, я могу с чистой душой читать Лейнга, большинство трудов которого посвящено

шизофреникам, которые являются амплификацией черт Пятого типа.
Я бы рекомендовал чтение книги тем, кто заинтересован в понимании глубинной динамики своего типа. Это определенно того стоит.

Very-Basic-Download-icon К. Наранхо. Характер и невроз

Very-Basic-Download-icon C. Naranjo. Character-and-Neurosis

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Subscribe without commenting